Я — задыхаюсь.

И не знаю, что писать или говорить.

То отпускает, то снова утаскивает на дно, и в какие-то моменты становится страшно наедине с самой собой, но поделиться с кем-то — ещё страшнее.

Оно того не стоит. У меня нет права чувствовать себя уставшей, нет права жаловаться, со мной не может быть что-то не в порядке — у меня всё есть, у меня прекрасная семья и друзья, которые меня поддерживают, мне не на что жаловаться. Разве что с жиру беситься.

От этого осознания ещё хуже.

Хочется сделать себе больно. Боль привязывает к реальности, напоминает о том, что ты ещё здесь, о том, что ты жив, о том, что ты ещё можешь чувствовать.

А потом она напоминает тебе о том, что ты ни на что не способная тряпка.

На время это помогает.

Это временная мера, это больная мера, это, в конце концов, опошляет чужие проблемы, потому что у них на это есть право, а у меня — нет.