21:46 

Говорить со мною о терпении?

Я четвёртый год лелею надуманные чувства и никак не могу до конца избавиться от того, что следовало бы оставить в прошлом давным-давно, от того, чего не только никогда не могло быть — от того, что невозможно в принципе.

Что изменилось? Наверное, всё, и в то же время, ничего не изменилось. Стали спокойнее чувства; вместо надрывных, раздирающих изнутри, они стали... да, именно спокойными.

Но всё равно они остались. Всё равно как магнитом тянет как можно ближе, всё равно хочется видеть, хочется слышать, хочется сзади подойти и обнять, уткнуться лицом в спину и просто так стоять.

Мучительная обида — как больно знать, что все случилось не с тобой и не со мною — они сидят рядом, они вместе, они держатся за руки, они были в тех же условиях, что и мы. Но почему-то они есть, а нас нет и не будет, и я сижу мучительно далеко и мучительно близко, и украдкой смотрю, жадно заново впитывая в себя знакомые черты, и ничего больше не нужно.

И это ужасно — по-прежнему узнавать не то что со спины, не то что звук шагов, но даже просто силуэт — в темноте, среди десятка других людей — только лишь очертание — и всё равно знать, и всё равно оказываться правой.

И хочется закричать, беззвучно, беспомощно, бессильно, уйти далеко-далеко, где никто не увидит, рухнуть в высокую траву и открыть рот в немом крике, и спрятать слёзы в темноте среди ночной росы, но это значит — надо уйти, это значит — лишиться редких моментов относительной близости, и это...

Это глупо и всё равно тяжело.

Это на девяносто процентов надумано.

Это практически неправда.

Давно пора двигаться дальше.

Но какое право имеет кто-либо решать это за меня?.. Откуда кому-либо знать, что происходит у меня внутри?.. И даже если я это понимаю сама — я не хочу. Я не готова. Это самое яркое, самое светлое и самое настоящее, что было в моей жизни. Я не хочу этого лишаться. Я хочу баюкать эти смешные глупости и дальше, и если для того, чтобы почувствовать реальность снова, потребуется вновь насильно растормошить в себе затянувшиеся раны — да будет так.

Эта боль — самая сладкая.

И между тем, ведь был самый интимный момент за последние полгода — почти шёпотом, почти рядом.

— А у вас тут лучше...
— Оставайся...

...Каждый раз в ожидании встречи у меня сердце бьётся у горла, и кажется, что стоит только увидеть — кажется, взорвусь — кажется, не выдержу — кажется, брошусь навстречу...

И каждый раз, когда всё-таки вижу, что-то вздрагивает внутри, но тут же словно невидимая стена окружает со всех сторон, давит сверху, не даёт двинуться с места, не даёт лишний раз открыть рот, не даёт ничего сказать и ничего сделать. Близко и далеко.



Мне ль не знать, что все случилось не с тобой и не со мною,
Сердце ранит твоя милость, как стрела над тетивою...

URL
   

Полеты в невесомости

главная